Могут ли благие намерения побудить преступное деяния

Могут ли благие намерения побудить преступное деяния? Трудно однозначно ответить на этот вопрос. В мире существует весьма много примеров того, что многие преступления были совершены из благих побуждений. Проблема в том, что люди, ставшие позже преступниками, не разумно подошли к осуществлению своих целей. Таких случаев множество. Их можно встретить как в реальной жизни, так и на страницах книг.

Первым аргументом может послужить повесть А.Н. Толстого «Князь Серебряный», в которой главный герой стремился сделать мир лучше, однако неправильно подобрал метод для совершения такого великого дела. Герой возвращается из Латвии в Россию и наблюдает в своей стране настоящий ужас: опричники убивают мужское население, насилуют женщин, всюду разбой и воровство. Правоохранительные органы защищают свои интересы, а не интересы граждан, закон стоит на стороне зла. Царь, в свою очередь, считает это правильными мерами по искоренению измены вероломных бояр и верит, что такое устрашение и запугивание поможет сохранить порядок в государстве.

Учитель проверяет на плагиат?
Закажи уникальную работу у наших авторов. Напишем в течение дня!

Связаться с нами:

Вторым аргументом является повесть «Яма» А.И. Куприна. В произведении поднимается проблема проституции. В повести государство стремиться оправдать проституцию, закрывает на эту злободневную проблему глаза. У женщин не было другого выбора: у них отбирали документы, они не имели денег и места жительства. Насилие становилось нормой. В те времена власти считали, что именно это занятие не только помогает женщинам, выводя их из криминала, но и в целом снижает напряженность населения.

Таким образом, можно сделать вывод, что стремление улучшить ситуацию оборачивалось провалом. Люди неразумно подходили к решению той или иной проблемы, подбирали неправильные способы достижения благой цели. В итоге, ситуация становилась катастрофической и приводила к необратимым ужасным последствиям.

Вставить свои 5 копеек

Ваш адрес email не будет опубликован.