Сочинение на тему «Осень»

Я никогда не любил холодную осень. Несомненно, природа величава и удивительна в своём угасании ради рождения, но это угасание передаётся всему остальному – небу, стремительно сереющему и всё чаще стыдливо прикрывающему своё шёлковое тело, ветру, внезапно густеющему и начинающему кислить и горчить во рту, и даже солнцу, бледному, холодному, ещё более безразличному, чем всегда.

Осень, босоногая и простоволосая, танцует под чужими окнами на продрогших камнях и звонко хохочет. Сила и жизнь уставшей реальности сквозь кожу её проникает внутрь и окрашивают волосы и одежды в невероятные цвета. В руках её чаша с горьким вином, в глазах – весёлая и пустая пропасть; и откликнувшийся на её призывный танец непременно испьёт до дна. Он будет весь состоять из безумия и пронзительного желания стать дыханием, звездой, светом или, может быть, звуком.

Похвальное по своей сути стремление медленно убьёт несчастного. И господари боги будут наблюдать, сонно зевать и не вмешиваться. У господарей недоиграна партия, куда уж отвлекаться на пустяки, особенно, если механизм и сам прекрасно ходит, что твой серебряный брегет…

Учитель проверяет на плагиат? Закажи уникальную работу у нас за 250 рублей! Более 700 выполненных заказов!

Заказать сочинение

Но один мой старый друг как-то раз говорил мне, что те, кто поддались зову и ушли ласкать подошвами башмаков склизкие дороги, в конце концов становятся тем самым звуком, ветром, запахом. Словом, тем, чем им всегда следовало быть. А некоторые особо настойчивые бродяги присоединяются к игре господарей, седые и прекрасные.

Но иногда – очень холодные, саламандра не отогреет, правда, безумцы считают это достойной и даже невысокой платой. Как по мне – так они слишком сильно ошибаются. Кому понравится остыть навсегда?

В конце путешествия эта сумасбродная леди всегда награждает своих помешанных последователей, — так он тогда сказал, неугомонный друг, сказал и сверкнул своими глазами-безднами, будто клыками прошил. И посетовал на мой глупый детский страх законченности.

Сэр этот, конечно же, видел меня насквозь и знал: наша идеальная дорога – дорога с убегающей всё дальше целью, где скорость конечного пункта в сотни и тысячи раз больше скорости глупого путника, который, к слову сказать, из всех сил старается втиснуть в этот короткий отрезок АВ несколько сотен вечностей. Лихой ветер, неотвратимо меняющий всё и меняющийся сам, догоняющий и не желающий догнать.

Потому я и не любил холодную осень, что она – живое воплощение конца.

Вставить свои 5 копеек

Ваш e-mail не будет опубликован.