Сочинение по картине «Портрет Струйской» Рокотова

Федор Степанович Рокотов, без сомнения, являлся одним из лучших художников-портретистов XVIII столетия. Он не был придворным живописцем и не получал жалованья из государственной казны, однако именно его пригласили работать над портретом наследника престола —великого князя Петра Федоровича. Так же, по выражению современника, он «переписал пол-Петербурга». Так что неудивительно, что богатый пензенский помещик Н. Е. Струйский вскоре после свадьбы заказал Ф.С. Рокотову их с супругой фамильные портреты.

В данной работе речь пойдет о портрете жены помещика, юной Александры Петровны. На момент их свадьбы ей было около восемнадцати лет. Честно говоря, ее возраст на портрете угадывается неоднозначно, поскольку трудно себе представить нашу современницу с подобной прической и в таком наряде. Однако что мы можем сказать, глядя на полотно? Перед нами — очаровательная молодая девушка. Она скромна — это видно из отсутствия броских украшений, характерных для того времени, и довольно целомудренного декольте. За исключение броши, по-видимому, жемчужной, иных драгоценностей на ней нет.
Картина «Портрет Струйской»
Облик юной красавицы полон сдержанного достоинства, тихой и уверенной женской мудрости, спокойствия. Ей чужда внешняя суета окружающего мира, мысли ее глубже. Именно портрет А.П. Струйской вдохновил поэта Николая Заболоцкого на широко известные строки:

Ее глаза — как два тумана,
Полуулыбка, полуплач,
Ее глаза — как два обмана,
Покрытых мглою неудач…

Учитель проверяет на плагиат? Закажи уникальную работу у нас за 250 рублей! Более 700 выполненных заказов! Напишем в день заказа!

Связаться с нами:

Заказать уникальную работу за 250 руб.

Я подозреваю, отчасти из-за этой немного отстраненной улыбки портрет Струйской кисти Ф.С. Рокотова иногда сравнивают с Джокондой Леонардо да Винчи.

Из сохранившихся воспоминаний современников известно, что свадебным подарком супруга для Александры Петровны стал храм Пресвятой Троицы в Рузаевке. Не поместье. Не драгоценности. Уже этот факт характеризует девушку как человека, в большей степени преданного духовному миру, нежели материальному. Она не была любительницей блеска светских раутов, несмотря на молодость и огромное состояние, зато подарила мужу восемнадцать детей, что было неординарным явлением даже для XVIII века.

Портрет Струйской трудно назвать ярким из-за отсутствия кричащих красок и особенно сильных контрастов. Центром композиции, безусловно, являются глаза девушки, пленяющие своей темной глубиной. Они необычайно яркие и живые, несмотря на спокойное в целом выражение лица. Фон картины, темный и ничего не изображающий, призван оттенять изящность фигуры и белизну нежной кожи натурщицы. Лицо будто проступает из тени, будто собирает весь свет полотна. Сложно сказать, символизирует ли что-то это обстоятельство, или нет.

С одной стороны, зная биографию Струйской, ее тихое сияние, не замутненное фальшивым блеском придворных мероприятий, можно предположить, что в этом контрасте ее светлого облика и темного невзрачного фона заложено некое противопоставление внешнего — внутреннему. Или материального — духовному. Но, возможно, это предположение и беспочвенно, поскольку многие портреты того времени имели такой же маловыразительный фон. В частности, портрет Струйского, супруга девушки, написан в такой же манере.

По-видимому, Александра Петровна послужила для Ф.С. Рокотова своего рода олицетворением всего прекрасного и возвышенного в женской душе. Многие из тех, кто видел портрет Струйской, желали познакомиться лично с прелестной натурщицей, чтоб удостовериться в ее неземном очаровании. Что ж, известная нам биография супруги помещика подтверждает, что действительно ее внешняя красота являлась дополнением (или следствием? как знать) ее подлинного духовного богатства.

Вставить свои 5 копеек

Ваш адрес email не будет опубликован.