Тема революции и гражданской войны в творчестве писателей нового поколения: Фурманов «Чапаев», Фадеев «Разгром», Бабель «Конармия»

Д.А. Фурманов «Чапаев»

Фурманов признавался, что приступая к созданию романа под говорящим названием «Чапаев» ощущал некое замешательство. Он считал, что в связи с грандиозностью самой революции, как исторического момента, все герои, задействовавшие в нем должны быть не менее монументальны.

Поэтому в самом произведении чувствуется конфликт между известными историческими материалами и авторской интерпретацией событий. Например, комиссар Клычков в реальности находился в конфликтных отношениях с Чапаевым. А в романе же Клычков выступает в образе педагога. Педагога, стремящегося подтянуть Чапаева, как несовестливого ученика до некоего положительного образца. И эти литературные отношения весьма символичны. Они отражают природу, существовавшего в те времена номенклатурного подхода к жизни: жажду руководящих к переделке руководимых. Чапаев же в романе пробует использовать революционные настроения для сотворения нового мира.

Стоит отметить и наглядность, простоту повествования: Фадеев использует быстроту и легкость повествования для доказательства истинности «школьных» реформ.

А.А. Фадеев «Разгром»

Величие, героизм эпохи Октября запечатлено в романе Фадеева «Разгром». В нем большинство персонажей изменились под воздействием событий, происходящих в ходе революции и гражданской войны под руководством коммуниста организатора. Переделке подвергаются и Бакланов, И Дубов, и Варя, и Метелица. Но особенно убедительным примером нравственной и духовной эволюции является Морозка. Раньше вся жизнь его необдуманна, но череда событий, происходящих отчасти из-за патриотической настроенности героя, помогает Морозке «осмыслить и крепче войти» в рабочее братство.

Отметим то, что в романе все герои несут личную смысловую нагрузку на развитие повествования. В нем даже Мечик имеет некоторую положительную функцию: он, как катализатор, — сравнивая его и Морозку, мы ощущаем процесс изменения Морозки.

Морозка и Мечик в романе олицетворяют собой весь народ и интеллигенцию. Они являются прямо противоположными героями. По мере того, как Мечик погрязает в ненужные для бойца мыслях, Морозка, напротив, освобождается от них, все решительнее выбирается на правильную дорогу. Мечик — представитель интеллигенции, воплощение «всего неспособного к настоящей революционной борьбе». Главная роль в революционной, гражданской борьбе принадлежит народу, руководимому партиями. Зачем нужен такой негативный герой? По-моему, Фадеев стремился показать не только полную непригодность этого типа людей для революции, но и опасность их участия в ней.

Морозка погибает, и его смерть прекрасна: это подвиг во имя святого братства, но этого не произошло, если бы не предательство Мечика, его страх перед смертью. Мы видим, что в столкновении с революционной действительностью сущность Мечика, как представителя интеллигенции, проявляется прежде всего в презрении к народу, в отчуждении от массы.

И.Э. Бабель «Конармия»

Произведение Бабеля «Конармия» — это соединение дневниковых записей автора, сделанных на ходу, на привале, на территории только что отбитого у неприятеля городе, и воспоминаний о произошедших событиях.

Каждая строчка указывает на то, что за годы войны казаки выработали «привычку» к смерти: война научила их не бояться смерти и одновременно с этим притупила чувство жизни. Поэтому в рядах казаков насилие стало обыденным делом. Бабель также указывает на способность людей быть одновременно возвышенными и обыденными, трагическими и героическими, жестокими и добрыми, рождающими и убивающими.

Учитель проверяет на плагиат? Закажи уникальную работу у нас за 250 рублей! Более 400 выполненных заказов!

Заказать сочинение

В части «Переход через Збруч» Бабель пишет: «Запах вчерашней крови и убитый лошадей капает в вечернюю прохладу» — она, словно подготавливает нас к психологически печальному финалу. В горячке рассказчику вновь видятся военные схватки. Но проснувшись, он увидит, что его соседа-еврея зверски убили поляки.

Бабель указывает на то, что итог трагедии, творящейся на протяжении всех военных действий, лежит на всех ее героях. Он видел революцию в образе «пересечения миллионной первобытности» и «могучего, мощного потока жизни». И одновременно видел невозможность слияния с этой новой силой.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.