Анализ стихотворения «Фантазия» Бальмонта

Бальмонт так же, как и Брюсов, принадлежал к числу старших символистов. Некоторые из современников считали, что его стихотворения, творчество лучше, чем у Брюсова.

С этим трудно спорить, потому что только у него мы видим наивысшую отточенность мастерства звукописи и цветописи. Каждое его стихотворение — это песня души, которая до конца понятна только самому автору.

Наверное, благодаря этой певучести, музыкальности все его произведения, прочитанные мной, с необычайной легкостью покорили мое сердце. Одним из них было стихотворение «Фантазия».

Оно было написано им в 1920 году, то есть до начала эмиграции. И это символично — ведь многие ценители его творчества утверждали, что истинно талантливые стихотворения были написаны им именно в России. Там, где может и было тяжело людям, но, где была природа свойственная только для России: зима с необычайно прекрасным лесом, осень с прозрачно одетыми деревьями. В России природа прекрасна, волшебна, что мы и видим в стихотворении «Фантазия».

Читая его, я на мгновение попала в белое царство снега и как наяву увидела спящий лес, с заботой укутанный в мягкое одеяло. Автор не стремиться к «ботанической» точности, даже наоборот, хочет показать нам то, как выглядит лес в его мечтах, что за лесом, природой можно не только наблюдать, но и использовать их как основание для развития зимнего воображения.

Зима. Ночь. Лес наполнен призрачными тенями деревьев. Он сладко спит под снежным одеялом и не замечает, что каждую ночь в его ветвях «качается» луна, озаряя все призрачным светом. Смотря на деревья, снег, освещенные луной, мы замечаем, что идущий и лежащий на кронах деревьев снег — это уже струящийся дождь, а очертаний елей, сосен трепещут, дрожат. Я отчетливо слышу шум метели то, как ветер, ища себе приют, блуждает между сосен, елей, а те в ответ качаются и что-то шепчут. Все это мы слышим благодаря четко выраженной звукописи, осуществляемой при помощи аллитерации:

Вещий лес спокойно дремлет, яркий блеск луны приемлет
И роптанью ветра внемлет, весь исполнен тайных грез.
Слыша тихий стон метели, шепчут сосны, шепчут ели…

И вдруг в глубине спокойно спящего леса появляются духи ночи. Они, чем-то встревоженные, мчаться через весь лес, исполняя свою печальную песню. Именно в момент их появления мы видим, что герой, ранее почти не активный, начинает действовать, задавая череду вопросов. Это помогает нам увидеть второй план стихотворения — мистический:

Что их мучит, что тревожит? Что, как червь, их тайно гложет?
Отчего их рой не может петь отрадный гимн небес?

Герой дает ответы на вопросы, говоря, что:

…их томит тревога, жажда веры, жажда бога,
Точно мук у них так много, точно им чего-то жаль.

Духи с «искрящимися глазами», внесшие суматоху, неразбериху в стихотворение, так же неожиданно исчезают, как и появились, и в свои права вновь вступает спокойная тишина спящего зимнего леса. Я даже улавливаю свежий нежный аромат мягкого снега, благодаря ассонансу:

А луна все льет сиянье, и без муки, без страданья
Чуть трепещут очертанья вещих сказочных стволов.

Для того чтобы увеличить эстетическое воздействие на читателя, подчеркнуть великолепие языка, автор употребляет изобразительно-выразительные средства — тропы.

За счет употребления многочисленных олицетворений (трепещут очертанья, лес дремлет, блеск приемлет, роптанью внемлет, шепчут сосны, дождь струится, деревьям мнится, луна льет сиянье) Бальмонт создал яркую картину происходящего. Природные стихии — ветер, лес, метель — в стихотворении движутся, чувствуют, живут. Образ ветра будто просвечивается, приобретает прозрачность и глубину символов. Поэтому все так сильно воздействует на читателя. Природа лишается предметности: становится летуча, невесома, она дрожит и трепещет.

Благодаря эпитетам, в цепочке которых тонет определяемое им существительное (живые изваянья, лунное сиянье, вещий лес, яркий блеск, тайные грезы, мягкая бархатная постель, скорбное молчанье, светлый дождь, сказочные стволы), автор достигает наибольшей выразительности, легкости, невесомости. Предметы, словно растворяются в «светлом дожде», «лунном сиянье». Также эпитеты помогают понять и почувствовать эмоциональное содержание стихотворения.

Многосоюзие, присутствующее в стихотворении, передает душевное состояние автора, придает плавность, певучую медлительность происходящего. С их помощью мы видим, что автора что-то тревожит:

… И тоска, и упоенье — точно искрится звезда
Точно светлый дождь струится, — и деревьям что-то мнится,
То, что людям не приснится, никому и никогда…

Стихотворение написано двусложным размером стиха, а точнее восьмистопным хореем, который придает произведению ритмическую выразительность, но здесь за счет сильного удлинения стиха движение приобретает плавность, мелодичность, напевность.

Как живые изваянья, в искрах лунного сиянья,
/ _ / _ _ _ / _ / _ / _ _ _ / _

Чуть трепещут очертанья сосен, елей и берез
/ _ / _ _ _ / _ / _ / _ _ _ /

Давайте подведем итог.

Учитель проверяет на плагиат? Закажи уникальную работу у нас за 250 рублей! Более 400 выполненных заказов!

Заказать сочинение

Стихотворение «Фантазия» является ярким воплощением главных особенностей всей лирики Бальмонта. В нем мы видим музыкальность и певучесть слога, выразительность образов. Также стоит отметить высокий уровень цветописи и звукописи, достигаемых при помощи аллитерации и ассонанса.

К характерным особенностям поэзии Бальмонта стоит отнести и частое использование олицетворений, за счет чего происходит соединение человека с прекрасной живой природой. Природа Бальмонта — это не символ неживого мира, а мир, который чувствовать, трепетать и дрожать.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.